Padilla

Красное и желтое не называть

В испанских ежедневных изданиях перед обзором боя быков обычно публикуют стандартный синопсис: сколько зрителей было на трибунах, какой ганадерии быки, имена матадоров и цвета (!) их "костюмов света".

Бутылочный Sevilla-Perera_0424

Collapse )
JT3

Коррида: "капиталист" для матадора

Costaleros Escribano_0063

Их называют "капиталистами" (capitalistas по-испански, capitalistes по-французски), а иногда "косталерос", как тех, кто носит на загривках тяжелые алтари с образами святых во время шествий Страстной недели. В "бычьем" мире эти люди всегда в эпицентре успеха и славы. Потому что именно они, эти плотные мужички, на своих плечах выносят переливающегося золотым сиянием матадора в день его триумфа через Пуэрта гранде арены.

Collapse )
guapa

Ферия в Даксе: на пике

Привет, я афисьонада, у меня синдром Пасифаи. Я люблю быков.

Арена в Даксе полна “до флажка“. На четыре корриды ферии проданы вообще все билеты. Из всех красно-белых арен страны басков эта самая нарядная и чувствительная. Она умеет благоговейно молчать, так, что слышно пульс матадора и дыхание быка. Она умеет скандировать в 8 тысяч глоток жизнерадостное ole. Три оркестрика тамбуринами и барабанами умело поддерживают дух ферии.

Luque_0083

Collapse )
coffe

Байонна: собор и дело Маргерит Стенель

Двузубый шпиль собора Байонны я заметила еще в прошлом году, транспортируясь из Дакса в Андай Он самоуверенно возвышался над окружающим пейзажем. Большому городу – большой собор.

Так-то в любом новом месте в этой поездке у меня всегда находится три важных дела – дойти пешком до главной площади, оглядеться там и выпить по погоде – прохладительного или горячительного, пойти на рынок, и уже там чем-нибудь закусить. А вечером – на арену.

Bayonne-4507


Collapse )
lifeisjourney

Сен-Жан-де-Люс: красным по белому

Там, где на гугль-карте находится крошечный Сен Жан де Люс, он же Донибане Лоницун, у меня стоит сердечко и трепещет. В Сен Жане я бросила якорь на четыре дня — выдохнуть между двумя фериями. Думала — буду ходить босиком по пляжу и там же втыкать в закат под бокал розового наваррского. Ага, щаз.

SJDL-0591

Collapse )
guapa

На солнечной стороне: Хосе Томас в Гранаде

По рекам твоим, Гранада, плавают только вздохи. Первый раз это случилось со мной 13 сентября 2012 года, когда я смотрела соло ХТ во французском Ниме. Второй раз — 22 июня в Гранаде. В каком-то лечебном трансе, не замечая ни солнца, бьющего в лицо (откуда у нас деньги на сомбру в день, когда выступает Хосе Томас), ни соседей, ни запахов, ни звуков.

Jose-Tomas-0482

Collapse )
guapa

Жужжит над ухом вечная пчела: мушмула. Гранада, Casa del Chapiz

Июньское солнце в Гранаде выжигает всякую любознательность и тягу к культуре. Остается тяга к кровопролитью, но ее должна удовлетворить вечерняя коррида. А до той поры надо справиться с нежеланием передвигаться пешком.

Куда-куда, думала я, возюкая пальцем по олдскульной мятой бумажной карте. О, вон то зеленое пятно обещает мне прохладу и еще что-нибудь приятное. Там сад тенистый истомою дышит, весь полуденным зноем согрет. Я видела картинки, я точно знаю.

Через пять минут шоффэр медленно вез меня по Пасео-дель-Падре-Манхон, хотя в народе его называют Пасео-де-лос-Тристес, - когда-то это место похоронные процессии проходили по дороге на кладбище. Моя цель – угол Cuesta del Chapiz и Камино-дель-Сакромонте.

Casa-Chapiz-0470

Здесь за высоким дувалом (зачеркнуто) за стеной кипарисов стоит Casa del Chapiz. Или Casas del Chapiz, так как это два дома, сросшихся садами и внутренними дворами.

Collapse )
JT1

Duelo en quites, или Почему на корриду лучше ездить во Францию




Воскресенье – последний день ферии в Эр-сюр-Л’Адуре. Раз в год, 16 июня в городке проводят корриду. Арена тут маленькая, но ухоженная. По стенам обильно, с провинциальной склонностью к милоте развешаны ящики с цветущими петуниями. Арена стоит на берегу реки Адур – между виноградниками и пастбищем, на котором установлен передвижной Луна-парк. Вечером на арене от визга малолеток на аттракционах вздрагивали даже быки.

Collapse )